Рубаи Омара Хайяма

Душегуб и меня почитал душегубом.
Как проникся он сим заблужденьем сугубым?
Он не то чтоб прилгнул, он в свой дух заглянул
И увидел — себя! — в этом зеркале грубом.