Рубаи Омара Хайяма о душе

Из всего, что аллах мне для выбора дал,
Я избрал черствый хлеб и убогий подвал,
Для спасенья души голодал и страдал,
Ставши нищим, богаче богатого стал.

Рубаи Омара Хайяма

«Ад и рай — в небесах», — утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай — это две половины души.

Рубаи Омара Хайяма

Благородство страданием, друг, рождено,
Стать жемчужиной — всякой ли капле дано?
Можешь все потерять, сбереги только душу, —
Чаша снова наполнится, было б вино.

Рубаи Омара Хайяма

Быть может, и дружбу мы также забудем,
И ты дураком меня, друг, назовешь!
Не все ли равно?! — Мы словами лишь судим,
А в душу заглянешь — души не найдешь!

Рубаи Омара Хайяма

Ветер жизни иногда свиреп.
В целом жизнь, однако, хороша.
И не страшно, когда черный хлеб,
Страшно, когда черная душа.

Рубаи Омара Хайяма

Джемшида чашу я искал, не зная сна,
Когда же мной земля была обойдена,
От мужа мудрого узнал я, что напрасно
Так далеко ходил, — в моей душе она.

Рубаи Омара Хайяма

До того как замрёшь на последней меже,
В этом мире подумать успей о душе,
Ибо там оказавшись с пустыми руками,
Ничего наверстать не успеешь уже.

Рубаи Омара Хайяма

Дух мой чистый, ты гость в моем теле земном!
Я с утра подкреплю тебя чистым вином,
Чтобы ты не томился в обители праха,
До того как проститься со мной перед сном.

Рубаи Омара Хайяма

Из всего, что аллах мне для выбора дал,
Я избрал черствый хлеб и убогий подвал,
Для спасенья души голодал и страдал,
Ставши нищим, богаче богатого стал.

Рубаи Омара Хайяма

Как много разных душ
Под колесом фатальным
Сгорает в пепел, в прах.
А где, скажите, дым?

Рубаи Омара Хайяма

Как нужна для жемчужины полная тьма,
Так страданья нужны для души и ума.
Ты лишился всего и душа опустела?
Эта чаша наполнится снова сама!

Омар Хайям

Загрузка...